Встреча с агрессией

Часто в последние дни вспоминаю самое начало своей работы в личной терапии в качестве клиента. Это так трогательно, что не могу сдержать улыбки. Хочу делиться этими историями здесь. И начну с того, как я встречалась со своей агрессией.

Наверное, эта фраза будет для вас довольно жесткой, но я начну с нее: «На третий год своей терапии я обнаружила, что не умею злиться…»

На третий год своей терапии я обнаружила, что не умею злиться. До того момента я занималась преимущественно арт-терапией под другие задачи, а в 2012 начала свое обучение гештальту и попала к гештальт-терапевту пробовать метод на себе.

На одной территории со мной проживала крайне тревожная дама. Она тревожилась сама, тревожила других и, самое противное, активно втягивала в это прочих личностей с неустойчивыми границами. Например, меня.

Вопрос отстаивания своих границ всегда связан с агрессией. Важно здесь понимать, однако, что когда я использую слово «агрессия», я НЕ имею в виду вооруженный лопатами отряд спецназа, по команде опускающий металлическую часть оружия на голову обидчика. Агрессия — это большое количество энергии, направление и силу которой человек в состоянии определять сам.

Когда Вас сносит волной, нужна активная сила, чтобы уцепиться за дерево и остаться на том же месте. Когда кто-либо сносит Ваши границы, придется приложить некоторое количество энергии, чтобы устоять.

Так вот в моем случае было так: на меня идет волна, я чувствую желание защитить себя и внутреннюю силу, пугаюсь, что, схватившись за дерево, вырву его с корнем, спровоцировав планетарные катаклизмы и гибель голубой планеты, выбирая в итоге приносить себя в жертву во имя человечества.

Психолог задумчиво сидел в кресле, закинув ногу на ногу:

— Как тебе такая аналогия? — спросил он про волну.
— Ну, если я действительно спровоцирую конец света, то лучше, если погибну одна я, чем весь мир.

Я тогда искренне верила в стройную логичность данного ответа. Сейчас понимаю, почему психолог взял паузу на размышления. Он хотел показать абсурдность моих опасений, но я искренне верила в тот абсурд, и он пошел другим путем.

— Вставай. На. — он протянул мне какую-то мягкую палку длиной около метра.
— Что это?
— Это твое оружие.
— Не надо мне оружие! — я чувствую, как все мое тело напрягается в ужасе и хочется убежать из кабинета этого сумасшедшего. Психолог в это время кладет подушку на стул.
— Ударь.
— Зачем?
— Да просто ударь палкой по подушке.
— Я не вижу в этом смысла.
— Что с тобой происходит?
— Я не хочу.
— Ты не можешь или не хочешь?
— Какая разница? Я не буду бить подушку!

Уважаемый психолог, спасибо тебе за выдержку в тот момент.

— Что с тобой сейчас?
— Ничего, — трясусь я с палкой в руке, сердце готово выскочить наружу. В арт-терапии надо мной никогда так не издевались.
— Послушай, ты не можешь дать отпор обидчику…
— Подушка меня не обижает!
— … не можешь, и очень важно узнать, почему, — продолжил говорить он.
— Как узнать?
— Очень просто. Ты бьешь подушку и отвечаешь на мои вопросы. Готова?
— Ладно, готова.
— Давай.

Я поворачиваюсь к подушке и понимаю, что физически не могу ударить по ней палкой.

— Я не могу.
— Что с тобой сейчас?
— Рука не поднимается.
— Хорошо, продолжай пытаться.

Я поворачиваюсь к подушке, приподнимаю немного палку и тыкаю легонько ей в подушку. Сердце внутри замерло, я нахожусь в диком напряжении и ужасе.

— Как ты, Алина? Что ты чувствуешь? Рассказывай.
— Я чувствую ужас и не могу дышать.
— Я смотрю, что ты подушку не ударила. Ты просто легонько потыкала ее палкой. Тебе так проще?
— Я не могу, это ужасно.
— Что ужасно?
— Я стану злой.
— В каком случае?
— В этом. Если я ударю подушку, это будет значить, что я агрессивная. Это будет значить, что я злая. Что я недостойна любви, потому что я злая. Что я недостойна счастья, потому что злые люди недостойны счастья. Я не хочу потерять все.
— Ты счастлива, когда не даешь отпор?
— Нет, — отвечаю я и чувствую, как начинаю злиться на психолога.
— А та женщина, она как вообще, относится к тебе с любовью и заботой?
— Нет.
— Похоже, твой способ не работает.
— И что мне делать?
— Ударь подушку.

Поворачиваюсь к подушке, поднимаю палку и мягко опускаю ее на подушку. Чувствую, что схалявила, и готовлюсь к очередному диалогу, но слышу «Вот, молодец». Заношу палку и бью по подушке сильнее. Затем снова и снова.

Я мутузила подушку и рыдала в голос. Мне было страшно за себя, и при этом ощущение облегчения наполняло душу.

— Все, все, все, стоп. Как ты?
— Я боюсь теперь кого-нибудь на самом деле прибить.
— У тебя теперь есть выбор.
— В смысле?
— Раньше у тебя не было выбора. Раньше ты просто приносила себя в жертву, боясь дать отпор. Сейчас ты обрела выбор: дать отпор или не давать его. Поначалу будет трудно, но это навык, он нарабатывается.

Психолог меня не обманул. Со временем я научилась видеть, как сдаю свои границы и как делаю выбор. Со временем я научилась быть устойчивой, оказывая сопротивление оппоненту. Со временем я поняла, что люди не всегда идут в лобовую атаку, у них есть множество способов манипуляции, которыми они могут воспользоваться. Но самое главное, я поняла, что агрессия существует не только для защиты через нападение.

Отрицая в себе агрессию, мы отнимаем у себя силы достигать своих целей и быть счастливыми. Для некоторых умов это может звучать как «ага, достигать целей, проламывая стены, идя по головам, мы не такие», но я вкладываю в эти слова иной смысл: отрицая в себе агрессию, мы становимся неспособны ни на какое действие в принципе. Отрицая в себе наличие этой силы, люди не могут сделать первого шага к заветной мечте, страдают от депрессивных состояний, постоянно оказываются в роли жертвы, не способной влиять на собственную жизнь.

Личная агрессия — табуированная тема в современном обществе, имеющая множество тончайших нюансов. Когда я говорю о ней, я постоянно рискую быть понятой не верно из-за обилия стереотипов вокруг этой темы. Если Вы хотите понять меня верно, задавайте уточняющие вопросы. Если личная агрессия (или ее отсутствие) стали для Вас проблемой, давайте обсудим этот вопрос в комментариях.

Комментарии: